Ваш город: Челябинск
Eng
Добро пожаловать!
Восстановление пароля
Спасибо!
В ближайшее время Вам на E-mail придёт письмо со ссылкой для смены пароля.
Регистрация
*Поля, обязательные для заполнения.
Спасибо!
В ближайшее время Вам на E-mail придёт письмо для подтверждения регистрации.

НОВОСТИ

27.01.2012

П. Вагин: «У нас есть полное право гордиться нашим заводом»

Найдется немного российских предприятий, у которых есть собственный гимн. В гимне Челябинского механического завода есть слова — «Мой завод, тобою я горжусь!». И у всех, кто работает на нашем предприятии, действительно есть полное право гордиться.

Несколько лет назад, в начале 2000-х встал вопрос о стратегии дальнейшего развития завода. Мы достаточно объективно и реалистично оценивали свои возможности и понимали, что по объемам выпуска краны ЧМЗ пока не могут конкурировать с отечественными производителями грузоподъемной техники. 

Для устойчивой работы ЧМЗ должен предложить другие конкурентные преимущества. Ведь что такое кран? Это очень тонкая и сложная машина, имеющая как минимум 12 степеней свободы, и создать ее могут далеко не все.
Была поставлена задача — создать предприятие, способное разрабатывать и выпускать грузоподъемную технику специального назначения под специальные запросы клиентов.

Такое направление развития завода было выбрано не случайно. Мы понимали, что наши конкуренты не будут заниматься подобными заказами, поскольку они им просто не выгодны. Есть жесткие экономические реалии: когда ты занят крупносерийным производством, то партия в пять–десять единиц тебе не интересна. Их сначала нужно разработать, затем сделать, освободив для этого часть производственных площадей и, соответственно, переналадив необходимые технологические мощности. Все это потребует немалых затрат, а, в итоге, может оказаться, что прибыль, полученная от выполнения такого заказа, их не покроет.

Что нужно было сделать, чтобы Челябинский механичес­кий завод смог решать подобные задачи? Создать сильный инженерный центр и гибкое, универсальное производство.

За последние десять лет нам удалось собрать очень сильную команду специалистов, способных разрабатывать краны. Было непросто, потому что конструкторы крановой техники — это инженерная элита.

Появиться в одночасье такие люди не могут. Должен пройти определенный период освоения необходимой информации, ее анализа и личностной приработки, прежде чем может что-то получиться. Мы это понимали и терпеливо ждали, когда появятся результаты. Относились к людям очень бережно, даже в самый тяжелый кризисный период на заводе не был сокращен ни один конструктор.  Параллельно мы начали заниматься техническим перевооружением ЧМЗ. Важно понимать, что поменять старые станки на новые — это полдела, главное — четко представлять, что должно быть в итоге. Нам требовались технологическая гибкость и минимальные производственные издержки. Поэтому мы начали с самых первых переделов — раскроя и гибки металла, затем пришла очередь механообработки, где появились обрабатывающие цент­ры, и, наконец, дошли до сборки, для чего было закуплено новое сварочное оборудование.    

Особое внимание было уделено качеству выпускаемой продукции. Это и лабораторная проверка физико-механических характеристик материалов, используемых в производстве, и сплошной рентгеновский контроль всех сварных швов.   

И тут в наши планы вмешался кризис. Если называть вещи свои­ми именами, то положение, в котором оказался Челябинский механический завод в 2009 году, было сложнейшим: достаточно сказать, что нам пришлось сократить часть работников. Новых заказов не стало, хорошо еще, что предприятие вошло в кризис с определенным, настроинным на рост, товарным запасом. Поскольку рынок все-таки немного «задышал», то следующие полтора года мы жили, в основном,  реализаций того, что имели на складах.

Но ни у собственников завода, ни у менеджмента не было паники. Напротив, появилось время еще раз все хорошо продумать и взвесить, да и поучиться передовым методам производства. Мы смогли наконец-то серьезно заняться модернизацией процессов производства, вопросами заводской логистики, поскольку в свое время у нас не было возможности детально проработать вопросы совмещения двух самостоятельных технологических потоков — производства гусеничных и автомобильных кранов. В результате наши техпроцессы страдали нерациональностью. Приведу только один пример: в процессе внедрения элементов Lean выяснилось, что некоторые детали, перед тем как попасть на сборочные участки, проезжали по территории завода в различных переделах более 21 километра. О какой эффективности производства в данном случае можно было говорить?

Но самое главное заключалось в том, что мы убедились в правильности выбранной стратегии развития завода. Поэтому, несмотря на все сложности, продолжили дальнейшую реализацию всех программ, начатых до кризиса. Первые результаты проводимой на Челябинском механическом заводе модернизации видны уже сегодня. В настоящее время мы ежемесячно выпускаем примерно тот же объем продукции, что и до кризиса. Но делаем это меньшим количеством работников.  

Значительные изменения претерпел модельный ряд выпускаемой продукции. Если посмотреть на наш автомобильный кран четырехлетней или десятилетней давности и на тот, что выпускается сейчас, то это две разные машины. Это касается не только смены цветовой гаммы, но и конструкции нижней рамы, опорно-поворотного устройства, стрелы и кабины. 

В настоящее время ЧМЗ может оперативно разрабатывать и производить уникальные крановые установки. Самый яркий пример такой работы — кран-снегоболотоход КС-55733Б. Предыстория его разработки довольно показательна: предложение о создании крана грузоподъемностью 32 тонны на вездеходном шасси было сделано всем ведущим отечественным производителям грузоподъемной техники. Согласие дали только мы, а остальные отказались.

Разработка была выполнена в рекордно короткие сроки, и всего за несколько месяцев на Челябинском механическом заводе была создана машина, не имеющая аналогов ни у нас в стране, ни за рубежом. Без работы по модернизации предприятия, которую мы настойчиво проводили последние годы, добиться такого результата было бы невозможно.  

Сегодня Челябинский механический завод располагает серьезным интеллектуальным потенциалом, что дает возможность успешно разрабатывать принципиально новые образцы грузоподъемной техники. Мы вышли на довольно высокий качественный уровень производства, особенно в начальных переделах и на завершающем этапе сборки и испытания продукции.

Наш завод — это единственный отечественный производитель крановой техники, расположенный в городе-миллионнике. А если учесть, что Челябинск является одним из ведущих научных и индустриальных центров России, то это — сущест­венное преимущество во всех аспектах деятельности предприятия. Краны ЧЕЛЯБИНЕЦ участвуют в строительстве важных объектов (федеральных, региональных, корпоративных, индивидуальных) на Крайнем Севере, Дальнем Востоке, олимпийских объектах... C нашими партнерами мы активные участники строительства транспортных развязок и мостов в городах России, объектов «Дорожной революции» в Челябинске.

Но самый главный наш ресурс — это высококвалифицированный сплоченный коллектив завода, команда в прямом смысле этого слова.
Это дает нам возможность оперативно принимать необходимые решения по всем сложным организационно-техническим вопросам и добиваться их безусловного исполнения. Без такого командного духа рассчитывать на поступательное движение просто невозможно.
Что нужно сделать, чтобы Челябинский механический завод продолжал свое развитие в будущем? Если говорить о концепции технологии производства, то ЧМЗ должен стать мелкосерийным сборочным предприятием, выпускающим собственную продукцию с высокой долей внешней кооперации. При этом по сравнению с нынешним уровнем качественно изменятся принципы сборки техники и поставки комплектующих.

Фактически, мы уже движемся в этом направлении. Самый наглядный пример того, что уже сделано,—  отказ от производства собственной кабины. То же самое могу сказать еще по целому ряду других узлов и деталей. При этом переход на сторонние комплектующие будет производиться только в том случае, если он экономичес­ки выгоден и способствует повышению качества нашей продукции. Так бывает далеко не всегда, и здесь нам предстоит очень серьезная работа по изменению отношения поставщиков к предприятию. Работать будем с теми, кто реально проявляет заинтересованность в сотрудничестве с Челябинским механическим заводом.

К сожалению, так бывает далеко не всегда. Например, мы пробовали отказаться от собст­вен­ного литейного производства. Вышли с предложением о кооперации на 12 специализированных предприятий, а в итоге были вынуждены вернуться к своей «печке»: то, что поступало со стороны, не удовлетворяло нас ни по качеству, ни по стоимости, ни по срокам. Но, к счастью, есть и другие примеры, когда поставщики точно в оговоренное время привозят комплектующие прямо на сборочные участки и сами раскладывают их по стапелям в необходимом количестве.

В свое время нами было принято решение создать специальное стендовое хозяйство, чтобы более эффективно проводить контроль покупных изделий. Но потом от этой идеи отказались: мы убедились, что гораздо эффективнее будет не отсеивать бракованные комплектующие на входе на завод, а добиться того, чтобы они не выходили от поставщика.

С этой целью наши специалисты сейчас проводят серьезный технический аудит предприятий, с которыми предполагается заключение контрактов на поставку комплектующих. И если возникает малейшее сомнение в том, что какое-либо из них не способно обеспечить требуемый нам уровень качества, то договор с ним заключаться не будет.

Почему это так важно для нас? Во-первых, нужно понимать, что при возникновении любого дефекта в выпускаемом нами кране потребитель будет предъявлять претензии только к ЧМЗ — производителю конечной продукции. Во-вторых, высокая доля внешней кооперации даст нам возможность высвободить часть производственных площадей. А они потребуются для увеличения объема производства, внедрения на сборке кранов элементов конвейерных технологий с тщательно отработанной системой подготовки производства, что позволит на одних и тех же сборочных линиях делать самые разные типы и модификации грузоподъемной техники. В итоге, уже в ближайшей перспективе мы получим высокоэффективное и, в то же время, гибкое производство.

Общая тенденция мирового машиностроения — глобализация производственных процессов. Приведу один пример, о котором мне рассказали на одном европейском машиностроительном предприятии. Когда речь зашла о производственной логистике, мне показали относительно несложный узел. Оказалось, что в его изготовлении задействовано несколько десятков производителей из двадцати стран мира.

Мы, учитывая вступление России в ВТО, идем к столь же широкой кооперации. Поэтому в будущем я не исключаю возможности более тесного сотрудничества ЧМЗ с зарубежным стратегическим партнером или партнерами. Но оно должно быть построено только на взаимовыгодных условиях и принести предприятию ощутимую выгоду. Сегодня набор компетенций, которыми обладает Челябинский механический завод, представляет реальную ценность, нам есть что предложить. А раз так, то мы должны ясно видеть, что может дать другая сторона, чтобы четко оценить, насколько это нам интересно.  Если это какие-то новые технологии, которые позволят расширить спектр выпускаемой продукции — отлично. Если это инвестиции в Челябинский механический завод, которые позволят создать новые рабочие места — кто же будет против этого возражать? Что же касается конкретных организационных форм возможных альянсов, то это вопрос переговоров и согласования интересов.

Наша стратегическая цель — создание машиностроительного предприятия, работающего с широким использованием самых современных производственных и управленческих технологий.

Я уже вспоминал слова из гимна завода: «Тобою я горжусь!». Это относится к заводу, его продукции, нашим сотрудникам. И у меня нет сомнения в том, что у нас все получится.

Возврат к списку